Lis Teru
Бетанский гермафродит с барраярской пропиской(с)
Выжившие
Автор:MoonyPrince ( Lis Teru)
Фэндом: Ai no Kusabi
Персонажи: Катце/Гай, Рауль
Рейтинг: R
Жанры: Ангст,Романс
Варнинг:Слэш (яой)
Размер:Мини
От автора: Сиё есть продолжением фика "Перезагрузка"


В зелёных глазах теперь сиял знакомый лёд. Катце помнил Рауля Эма ещё с тех времён, когда был фурнитуром. Нейрокорректор слыл натурой творческой и по меркам блонди даже эмоциональной. Вместо холодного спокойствия он излучал эдакое кокетливое высокомерие с капелькой ехидства. Сейчас же…
Новый Первый Консул равнялся на своего предшественника.
- Мне повторить вопрос?
Катце не вздрогнул от этого тона, только жёлтые глаза на миг сощурились, скрывая тревогу.
- Нет. О взрыве мне известно не больше вашего…
- Но ты был там, - от голоса Рауля на окнах вот-вот должны были появиться морозные узоры.
- Был, - Катце не стал отрицать общеизвестный факт. Рауль не начал бы разговор, не собрав предварительно всю возможную информацию. Он запоздало обругал себя, что так рано расслабился. Он ждал этого разговора в начале их сотрудничества, когда новый Консул только налаживал работу с главой чёрного рынка. Но видимо, тогда у Рауля были иные заботы.
«Чёрт. Больше года прошло.»
Поймав выжидающий взгляд, он заговорил. Ровно, небрежно роняя слова и лихорадочно отсеивая и перестраивая особо опасные моменты. Да, был. Да, не входил. Да, привёз Рики. Да, довёз того монгрела до больницы. Да, взял его на работу. Почему? Толковый, готов работать за копейки, зачем пропадать добру? Пусть лечение отрабатывает…
Блонди кивал, и с каждым таким кивком охватившее Катце напряжение понемногу рассеивалось. Поверил. Хотя, трудно не поверить в правду, пусть и немного отшлифованную.
- Что стало причиной взрыва?
Катце развёл руками.
- Могу предположить, что взорвались старые запасы, сохранившиеся на Дана Бан со времён революции. То, что о них никто не помнил, не означает, что их не было.
Рауль снова кивнул, задумчиво вертя в руках бокал с вином. В тонком стекле отражались огни Танагуры.
- То есть, ты считаешь, что взрыв - это просто несчастный случай?
«А теперь очень–очень осторожно…»
- Я просто предполагаю, - он чуть повёл плечом. Металлический наплечник пустил по стене солнечного зайчика. - Это единственный вывод, который напрашивается.
На этот раз блонди не ответил ему кивком.
* * *

Рауль отпустил его, всё же не коснувшись самой опасной темы. Катце ждал, что от него потребуют немедленно доставить Гая на допрос. Не потребовали. Долго ли ждать?
Причина взрыва… Эти слова кружились в его голове, когда он гнал автомобиль обратно. Они складывались из размытых пятен городских огней и возникали в облаках сигаретного дыма. Причина взрыва. Катце горько усмехнулся. Эта причина уже стала такой неотъемлемой частью его жизни, как сигареты или компьютер. Она сидит в соседнем кресле, стучит клавишами, выполняет разные поручения и порой работает по 20 часов в сутки. Она греет его постель, таскает из ящика стола сигареты и готовит кофе. Причина взрыва на Дана Бан, успокоившись и обжившись, оказалась на редкость послушной и ответственной. Тот редкий тип монгрелов, которые работали с радостью, если бы работа была.
Катце отлично понимал, что они висят на волоске. Эм вполне мог выведать правду и либо потребовать выдать ему Гая, либо просто организовать его убийство. Он Первый Консул Амой. Один из Синдиката. Его возможности почти безграничны. Кто знает… может, этот разговор просто проверка на вшивость и… Спокойно.
Катце с силой вжал окурок в переполненную пепельницу. Он не может так просто отдать то, во что вложил столько сил. Ранее он бы может ещё подумал, но нее теперь. Разве это его правилах - упускать малейшую выгоду?
* * *
Что бы он там себе не говорил, а на подъездах к дому-офису тревога его возросла. Что он там найдёт? Отряд андроидов? Остывшее тело на полу? Или тёмные комнаты встретят его зловещей пустотой? Рауль мог. Вполне мог опередить его.
В доме и правда было тихо. Катце не спеша переступил порог, прислушиваясь к своим шагам и жалея, что оружия при нём нет. Так было бы спокойней.
Лестница. Двадцать ступенек. Он шёл почти бесшумно.
Первая дверь справа. На вид хлипкая, но надёжная. В щели пробивался тусклый свет монитора. Компьютер включен, но может, его просто больше некому выключать?
Он приоткрыл дверь и напряжённо всмотрелся в темнеющий силуэт. Спинка кресла, плечо и макушка. Живой? Тёплый? Дышит? Катце скользнул внутрь. Шаг. Шаг.
Он видел пустой рукав рубашки, безжизненно свесившийся с подлокотника. Синеватый свет экрана делал лицо Гая мертвенно-бледным. Монгрел полулежал в кресле, устало вытянув ноги и прислонив голову к плечу. Единственная целая рука покоилась на столе, в паре сантиметров от клавиатуры… Катце долго смотрел на эту руку, видимо совсем недавно ещё бодро скачущую над клавишами и вот так безжизненно обмякшую сейчас… Рука была исцарапанная, натруженная. За последние полтора года она работала за две конечности.
Катце секунду помедлил, задержав взгляд на плотно сомкнутых ресницах и с силой пнул кресло. Монгрела поднесло вверх на метр и он покатился бы по полу, если бы не успел вцепиться единственной рукой в стол.
- А… это ты… — сон мигом слетел с Гая. Он неловко поднялся, приглаживая растрепавшиеся волосы. – Я уже заждался…
Катце усмехнулся. Хотел иронично, но вышло с какой-то особой теплотой. Он отмел все тревоги прочь, но ничего не сказал вслух.
- Что тут? Или ты продрых и ничего не сделал?
Гай тихо фыркнул. Кое-как одной рукой переплетая по-новой волосы резинкой на затылке, он отступил в сторону и кивком указал на компьютер.
- Деньги перечислили на счёт. Как ты и говорил. Им того предупреждения хватило. Проверишь?
- Я тебе верю, - хакер, склонившись, нажал кнопку, выключая умную машину. Всё. Сейчас временная передышка. Хватит на сегодня.
- Хватит на сегодня, - последнюю мысль он озвучил .- Иди спать.
- А ты? – Гай оборачивается почти у порога.
- Дождись.
Дверь за спиной хлопнула, и он остался в темноте. Зажигалка осветила вытянутую вслепую пачку. Главное не прихватить случайно «Чёрную луну». Жаль было бы вот так глупо… Огонёк сигареты тлел у его пальцев, когда Катце упал в ещё тёплое от чужого тела кресло. Его кресло… Это покушение на его собственность, ранее взбесило бы. Сейчас же, он только равнодушно хмыкнул.
Гай виновен в смерти Первого Консула. Это неоспоримо. Вероятность, что его найдут, очень высока. Как и вероятность того, что у Катце будут огромные проблемы, если станет известно, что он его прикрывает.
Как это, помогать кому-то не по приказу? Нарушать закон не для того, чтоб спасти свою шкуру? И стоит ли игра свеч? Он столько выдержал, чтобы добиться того, что у него есть. Он ведь монгрел, отброс, никто, но он тот, кто контролирует чёрный рынок Амой и сотрудничает с блонди. И он всё это может потерять.
Катце усмехнулся в темноту над очередной усмешкой Судьбы. Он всё это может потерять из-за убийцы того, кто дал ему шанс достичь нынешнего положения.
- Забавно… Забавно…
* * *

Гай ожидал его, лежа в полной темноте, когда Катце, так ничего и не решивший для себя, наконец вошёл в тесную холодную комнату, гордо именовавшуюся спальней. В молчании он разделся, чувствуя на себе внимательный, выжидающий взгляд. Гай редко лезет к нему первый, редко первый нарушает тишину, но всё же чаще, чем вначале. Может, Рики его таки чему-то научил, а может, это всё заслуга Катце… Кто знает.
Катце сел на край кровати, и монгрел перевернулся на бок, подкатываясь к нему ближе. Рука очертила на спине хакера узоры – молчаливое утешение – что бы не случилось. Я здесь. Я помогу.
* * *

«Стоит спасать»
Так он думает, прижимая к холодной простыне худое, горячее тело и зарываясь в густые волосы беспорядочным ореолом окружающие их.
«Или нет?»
Ловкие быстрые пальцы умело отыскивают уже знакомые точки. «Горячие клавиши», как мысленно называет их он. Оттянуть зубами мочку уха, скользнуть прохладной ладонью по животу - и Гай прижмётся к нему бёдрами. Резко сжать пальцами сосок, прикусить кожу между лопаток – вырвется полувскрик-полувздох.
«Стоит»
Он прижимает Гая к постели, коленом разводя ноги, и пускает в дело пальцы – самая удачная замена, когда лень что-то придумывать. Катце слишком долго живёт фурнитуром, чтобы не научиться компенсировать свою неполноценность и слишком сильно хочет жить полной жизнью, чтобы не научиться делать эту замену удачной. Он двигается резко, но не грубо. Он не стремится причинить боль, только удовольствие. Катце пьёт, впитывает возбуждение партнёра, жадно вглядываясь в скользящие по коже капельки пота, слушая стоны, и распаляется сам, насколько это возможно. Это ограниченное, неполное удовольствие, но оно лучше, чем ничего. Он кусает Гая за плечо, позволяя кончить, и чуть отталкивает от себя, давая перевести дух. Простыня уже не холодит кожу, когда он укладывается рядом с тяжело дышащим монгрелом. Кому-то это могло бы показаться грубым, но это не пет-шоу, тут нет зрителей и они всё делают так, как угодно им. Так же у них было в первый раз, когда Катце вжимал его в постель, молчаливо доказывая: «Я не дам тебе не единой поблажки. И мне плевать, сколько у тебя рук».
«Я же могу потерять всё….»
Гай подползает к нему ближе и ласково касается скрывающих лицо алых прядей, скользит пальцами по шее, благодаря за удовольствие. Он всегда благодарит его. Второй этап.
Катце прикрывает глаза, стараясь полностью очистить голову от мыслей. Каштановые пряди щекочут ему грудь и живот, когда Гай нависает над ним, целуя ключицы. Он старается. Единственная рука гуляет по рёбрам, по спине, гладит бёдра. Когда он вылизывает старые шрамы у него в паху, Катце шумно втягивает воздух сквозь зубы, рассеянно отмечая, что убил бы любого, кто помел бы вот так прикоснуться к этому «привету из прошлого». Гаю можно. Он слишком искренний, чтобы насмехаться таким вот образом… Он слишком близко допущен, что ли…
«Спасу» - решает он для себя окончательно. - «Чёрт возьми, всё ещё может обойтись. И вообще… живём один раз!»
* * *
- Если я скажу – ты покинешь Амой, - сухо и коротко.
Этот тон в один миг разрушил всю идиллию, заставляя Гая повернуться в объятьях и непонимающе уставиться на Катце. Уж слишком странно, когда такое произносят губы, которые миг назад тебя целовали.
- Что? Зачем? Нет!.. - он набрал воздуха в грудь для новых возражений, но Катце осадил его взглядом.
- Это не вопрос, - он навис над ним, задумчиво постукивая пальцами по больному плечу. - Понял?
- Понял, - огрызнулся Гай, так и не найдя причину резкой смены настроенья.
- И ещё… Если нынешний Первый Консул пожелает встретиться с тобой, ты не скажешь ему, что это ты заложил взрывчатку на Дана Бан. Ты не знаешь, почему прогремел взрыв.
Гай упрямо тряхнул головой.
- Я не буду ему врать, - отрезал он, глядя хакеру в глаза. - Я их убил, и если…
Хлесткая сильная пощёчина оборвала его, и голова Гая метнулась вбок. Катце обжёг его ледяным взглядом, которому позавидовал бы и покойный Минк.
«Чёртов суицидник».
- Ты не знаешь, почему прогремел взрыв, - с нажимом повторил он.
Гай стиснул зубы, загоняя всю злость обратно. На его щеке чётко отпечаталась ладонь Катце.
- Хорошо… Ладно… Допустим.
Бывший фурнитур легко подцепил его голову за подбородок, заставляя смотреть в глаза. Голос его в тоже время уже звучал и в половину не так сухо.
- Я тебя не для того вытягивал, чтобы ты вот так просто подох. Своё лечение, если тебе на всё остальное наплевать, ты ещё не отработал. Насчёт выбора Дана Бан наплетёшь о символе прошедшей революции, ну и о кольце добавишь. Если спросит, что хотел сделать с Ясоном, ответишь – пристрелить. Ствол не проблема. Хотя… - он задумался на миг. - Не надо. Заманил и не додумал. Пусть лучше считает тебя дураком… - он провёл пальцем по шраму на его плече. - Так безопасней…
- А он поверит?
- В монгрельскую тупость? - Катце усмехнулся и, склонившись, коротко поцеловал его в губы. - Запомни, блонди верят в неё изначально. Это часть их программы.

* * *
Два дня всё было тихо. На третий день вечером Рауль неожиданно вышел на связь. Это вряд ли мог заметить посторонний, но Гай видел – руки Катце едва заметно подрагивали, когда он вошёл к нему и небрежно бросил:
- Едем в Эос. Немедленно. Жду в машине.
В тихом гудении мотора было что-то откровенно траурное. Гай сидел рядом с Катце, рассеянно провожая взглядом тонувшие во тьме дома Цереса. За руль его с одной рукой бывший фурнитур пускал не всегда.
- Помнишь, что я тебе говорил? - Катце первый нарушил тишину, когда перед ними вспыхнул яркими огнями ночной Мидас.
- Да…
- Смотри мне…
- Да понял я! – Гай на миг прикрыл глаза, успокаиваясь и тихо сообщил. - Люка и Норриса вчера убили… Малолетки толпой напали, а это двое уже дрова были… Так что… их без напряга.
Катце промолчал, сосредоточено выруливая на главную улицу.
- Жаль,- сухо, но искренне.
Гай рассеянно кивнул.
- Я знал, что это скоро случиться. После того, как пару месяцев назад Сид разбился… Этого следовало ожидать.
Катце рассеяно кивнул. Он думал не о погибших Бизонах. Умерли все, кто был связан с этой странной историей любви. И двое её главных героев, и прочие. Остались только трое. Рауль, он и Гай.
«Надолго ли?»

* * *
Эос.
Они добираются слишком быстро. Катце, чувствуя себя палачом, ведущим осуждённого на эшафот, проводит Гая внутрь. Ведёт к лифту. Монгрел белый как мел, но лицо непроницаемо.
- Спокойно, - шепчет он Гаю, когда створки лифта закрываются за спиной.
От таких приглашений не отказываются. Бежать – значило себя обречь. Катце не знал Рауля так, как Ясона, чтобы просчитать его ход. Стоило рискнуть. Определённо.
Лифт останавливается. Катце тянет Гая за пришитый к карману пустой рукав куртки – иллюзия руки. Знакомые двери кабинета. Фурнитуры. Тоже знакомые.
Рауль, во всём великолепии стоит у огромного окна, глядя куда-то за океан. Катце проталкивает Гая перед собой и закрывает за ними дверь. Он был в этом кабинете сотню раз, но никогда это не было так… жутко. За ними словно закрылась дверь тюрьмы.
«Надеюсь, я тебя не на казнь привёл, парень» - нервно усмехается он про себя, крепче сжимая руку на плече Гая. Теперь уже на здоровом плече. Монгрел словно потерял всю кровь. Мертвецы живее выглядят.
- Спасибо, что пришли, - Рауль не оборачивается, обращаясь к их отражениям в тёмном стекле. - Причина, я думаю, вам ясна…
Сердце Катце стучит так, что он слышит Рауля через слово. Рука на плече Гая сжимается до хруста. Он боится, что парень на нервах ляпнет что-то не то.
- Я разузнал кое-что насчёт Дана Бан… Проверил версию с запасами взрывчатки, как говорил мне ты, Катце.
«Проверил. Знать бы как…»
- Ты был прав…
Сердце Катце делает удар и замирает. Гай вздрагивает, словно от ожога. Они оба таращатся на замершего у окна блонди.
- Я нашёл кое-что в архивах, - голос его звучит тихо и почти равнодушно. - Там и правда после подавления восстания нашли склад со взрывчаткой. Нашли, но не ликвидировали. Об этом нигде ни слова.
Катце заставляет себя нарушить неловкую паузу.
- Вот как…
«Не зря взрыв был настолько сильный… Что ж, можно сказать спасибо основателям Цереса…»
Он чуть ослабляет хватку на плече Гая, но не убирает руку.
Рауль наконец поворачивается. Вместо зелёных льдинок они видят только печаль. Жуткую, гнетущую, разрушительную.
- Я позвал вас помянуть его… - быстрый взгляд на Гая, в первый раз за вечер, и Рауль исправляется. - Их..
Он указывает кивком на столик, где уже ждёт заготовленная бутылка вина и пустые бокалы.
- Помнить – наш удел, - от слов блонди Гай невольно вздрагивает, а Катце призывает на помощь всю выдержку, чтобы остаться невозмутимым. - Удел выживших.





@темы: Гай, другие герои, фанфикшн