12:11 

Зима в Цересе

Lis Teru
Бетанский гермафродит с барраярской пропиской(с)
Автор: Lis Teru(MoonyPrince)
Бета: Glacialis Consul:white:
Фэндом: Ai no Kusabi
Пейринг: Рики/Гай
Рейтинг: PG-13
Саммари: Зима в Цересе бывает разной.


Амойские зимы, как правило, не особо холодные, но бывают и исключения. Когда внезапно ударил мороз, и свирепый ветер разнёс по грязным Цересским улочкам снежную крошку, девятый район словно вымер. Те, кто мог, ютились по относительно тёплым убежищам, пытаясь получить лишнюю капельку тепла, кому не повезло - тот просто не проснулся. На улицах и в подворотнях остались десятки скрюченных от холода, припорошенных снегом тел. Кто-то надрался и заснул, а кто-то только вышел из «Хранителя» и не успел найти пристанище. В этом – вся суть жизни в Цересе. Если ты не научился приспосабливаться, если ты не научился выживать - ты покойник. И тут нет места для скорби и причитаний. Убереги того, кем дорожишь, и себя. А остальные… Обо всех не позаботишься.
Рики бежит по скользким, непривычно ослепляюще-белым улицам мимо мертвецов, не чувствуя особой жалости. Только жуткое ощущение скрытой угрозы сжимает на миг сердце ледяной рукой. Церес пожирает слабых. Вот сожрал очередную партию. Расслабишься - войдёшь в следующую.
Тонкий слой снега скрыл от посторонних глаз и мёртвых, и мусор под ногами. Ноги ступают по белому неровному ковру, с хрустом ломая куски пластика, стекла и прочий хлам. Лёгкие горят от морозного воздуха, пар окутывает его при каждом выдохе. Котомка бьёт по спине, царапая тонкую куртку, уже примёрзшую к телу. Рики мчится, спрятав в карманы посиневшие от холода пальцы и втянув голову в плечи. В тёмных волосах уже сияет седина инея. Когда он добирается до нужного дома, ноги в тонких ботинках как чужие. Грязный подъезд кажется ему жарким, как чердак в летний полдень. Рики в несколько прыжков преодолевает лестницу и вваливается в нужную квартиру…
Такая она, зима в Цересе. Белая и холодная, равнодушная и смертоносная. Как блонди.
* * *
Перескочив порог, он едва не налетает на Гая.
– Я хотел тебя уже…
– И хорошо, что не попёрся встречать! – перебивает его Рики, ныряя под его рукой внутрь квартиры. Он подбегает к стоящей на кривой треноге посреди комнаты раскалённой спирали самодельного обогревателя, который они собирали накануне, и протягивает негнущиеся пальцы к электрическому жару.
Гай запирает дверь и входит следом за ним.
– Чёрт… Пустил на свою голову… Совсем околел! – горячие руки накрывают обледеневшие кулаки любовника и начинают мять, растирая. Рики скрипит зубами, но терпит. Холод, сковывающий его, постепенно отступает, уступая место болезненному жару.
– Зато теперь всё, я к тебе переехал. Вещи вот они! – Рики головой указывает на котомку у себя на плече. – Я до конца холодов отсюда не выйду.
– Кто тебя пустит! – фыркает Гай. Он переживает и поэтому немного злился.
Бизоны на время морозов расползлись кто куда, договорившись встретиться не раньше, чем чуть потеплеет. Неразлучная парочка использовала же непогоду как повод съехаться на время.
– Давай ноги! – когда руки главаря Бизонов вернули свою подвижность, Гай сам стягивает с него обувь, растирая и пододвигая к теплу замёрзшие ступни.
Холод внес свои коррективы в привычную для Рики обстановку. Окно завешано – ненадежная, но хоть какая-то защита от бушующего ветра. Кровать придвинута почти вплотную к обогревателю – того и гляди, вспыхнет. Они оба сидят на холодном полу в наглухо застегнутых куртках. Тёплая одежду особо не достанешь, да и редко она бывает нужна.
– Я сейчас кофе сделаю, – Гай поднимается и проскальзывает на кухню. Рики спешит за ним, не желая расставаться надолго.
Над плитой виднелось пятно копоти – молчаливое свидетельство того, что стаут греть нельзя. Вчерашняя попытка закончилась вспыхнувшей посудой и небольшим пожаром. Гай греет воду, держа руки над плиткой. У него абсолютно идиотская куртка. Рукава до локтя. В такой замёрзнешь вмиг. Рики подходит ближе и обнимает его со спины, крепко прижимаясь. Он немного ниже, но это не мешает ему ткнуться подбородком в плечо партнера, вдыхая знакомый запах.
– Что? – Гай улыбается, щурясь от щекочущего ухо дыхания.
– Ничего, – Рики прикусывает его ухо и накрывает его ладони своими. Мол, ты меня грел, теперь моя очередь.
Позже они пьют горячий обжигающий кофе из белых пластмассовых чашек, сидя на одеяле у обогревателя. Второй край одеяла лежит на их плечах. У растворимого порошкового кофе премерзкий кисловато-горький вкус, но он глушит химический привкус воды, и пить его вполне терпимо. Лучше, чем хлебать отдающий непонятно чем кипяток. Они сидят очень близко, чтоб легко можно было коснуться друг друга. Так теплее. Греет раскалённая спираль, греет кофе, греет чужое дыхание.
– Мотоцикл загнулся, – почему-то шепотом сообщает Рики. Его рука рассеянно скользит по спине Гая под одеялом, по скользкой серой ткани куртки, и спускается на бедро.
– Это от холода… – тот отвечает как-то растеряно, прислушиваясь к ощущениям.
– Надеюсь, наши не упьются… – совсем невпопад. – Не хватало ещё потом узнать, что кто-то замёрз насмерть.
– Они ж не дураки. Тем более, ты им сказал…
– Ну, кто их знает…
– Всё будет хорошо, Рики. Веришь?
– Тебе? Верю.
Зима в Цересе бывает и такой. Пропахшей дешёвым кофе и дымом мелких пожаров, полная согревающих касаний, разговоров ни о чём и уютной тишины.
* * *
Гай ёрзает под его рукой и прижимается сильнее.
– Переберёмся? – он кивком указывает на кровать, не выдержав. – На полу сидеть холодно.
Рики смеётся и проводит щекой по его загоревшемуся на скулах румянцу.
– Я бы не сказал, что тебе сильно холодно… – он тут же поднимается, сбрасывая одеяло с плеч.
Они поспешно сбрасывают одежду, и холодная постель обжигает кожу, вмиг лишая всего накопленного тепла. Гай тихо ругается – он улёгся первым и принял на себя основной удар холода. Рики, посмеиваясь, наваливается на него, накрывая их одеялом, и крепко обнимает, согревая. Кожа к коже. Ничего не греет лучше тела любимого человека. Они переплетают ноги, вжимаются друг в друга и замирают, даря свое тепло. Просто лежат, наслаждаясь и близостью, и жаром кожи. Гай переплетает их пальцы. Рики по-хозяйски стягивает резинку, распуская его волосы. Редкие касания перетекают в ласки. Поцелуи обжигают кожу сильнее огня.
Зима в Цересе… она и такая. Страстная, обжигающая. Полная объятий и жарких ласк в холодных комнатах с обледеневшими окнами, где крики и стоны заглушают тоскливый вой ветра за окном.

@темы: Гай, Рики, фанфикшн

   

Цересские закоулки

главная